Раньше 2007 года, видео не пашет.


Как смотреть видео с Iphone, Ipad и некоторых Android устройств.



Фанфик по Хеллсингу - Белые чулки

Автор: millen от 26-01-2016, 04:25, посмотрело: 3174.

 

Хентай онлайн

Белые чулки 

Лондон, резиденция Хеллсинг. 

25 апреля, около полуночи. 

Серас Виктория сидела на своем гробу и с тоской смотрела в пол. На полу стояла сумка-холодильник веселенького желтого цвета, под ручку была вложена записка: "Мисс Виктория, это Ваша недельная доза крови. Будьте любезны, плотно закрывайте крышку и не выносите сумку из подвала. Вальтер". 

Сегодня утром разъехались практически все - Алукард был отправлен в Шотландию, Вальтер и Бернадотте с "Гусями" - в Уэльс. В особняке осталась лишь дежурная охрана, сама Серас, ну и хозяйка - леди Интегра. 

Погода начала портиться сразу после обеда, небо затянули низкие серые тучи, и сейчас снаружи бушевала самая настоящая буря. Раскаты грома были слышны даже в подвале. Юная вампирша трезво рассудила, что соваться в атаку при таком раскладе будет только клинический идиот, и поэтому не патрулировала коридоры, а просто сидела у себя в комнате. 

Отвлекшись на секунду от своих невеселых дум, Виктория посмотрела в сторону двери и вздрогнула - в свете тусклой лампочки по стене ползло что-то темное. Но тут сквозняк донес до экс-полицейской запах сигар, и она догадалась, что черное и страшное - всего лишь тень на стене. Тень, без сомнения, принадлежащая ее госпоже. 

- Леди Хеллсинг? 

- Да, Серас. Добрый вечер, - Интегра зашла в комнату и закрыла за собой дверь. Раскаты грома сразу стали тише. 

- Д-добрый вечер, Хозяйка... А зачем вы сюда пришли? Ведь тут, кроме меня никого нет, - Серас прикусила язык, понимая, что сказала глупость. 

"Железная леди" хмыкнула и достала из кармана пиджака плоскую флягу и встряхнула ею перед носом экс-полицейской. Содержимое призывно булькнуло. 

- Я всего лишь хочу выпить. А делать это в одиночестве глупо и пошло. 

Виктория недоуменно хлопала глазами. 

- Горе мое, - проворчала Интегра, - на, бери. 

Холодный пакет с кровью плюхнулся вампирше на колени. 

- Я знаю, что виски ты пить не можешь, так хотя компанию составишь. 

- Как прикажете, Хозяйка... 

Леди Хеллсинг уселась рядом с Викторией на крышку гроба: 

- Не надо этого официоза... Может одна девушка просто поговорить с другой? 

Экс-полицейская, наконец, сообразила, что ее госпожа начала пить задолго до посещения подвала. Поскольку в трезвом уме и здравой памяти на такие пассажи она была не способна. Поэтому, решив, что начальству виднее, как себя вести, вампирша взяла предложенный пакет и подняла его в нелепом подобии тоста: 

- А за что мы пьем? 

- За женское счастье! - обе барышни щедро хлебнули каждая из своей посуды. Потом подумали и повторили. 

Час, проведенный за изучением пола и неторопливым поглощением виски и крови, прошел практически незаметно. Но тут Интегра нарушила затянувшееся молчание. Язык у нее уже начал слегка заплетаться: 

- Мне 24 года. Ну ладно, почти 24. А меня никто не любит, - она резко взмахнула рукой, пресекая попытку Виктории вмешаться в монолог. - У меня сплошные мужики в подчинении, и все, ВСЕ смотрят на меня кто как на ребенка, кто как на начальника. И ни один - как на женщину... Почему, а? 

Виктория, допивавшая третий по счету пакет крови, задумалась. Надолго. По ее глубокому убеждению хозяйка была вызывающей уважение, сильной и целеустремленной личностью, но для того, чтоб назвать ее привлекательной девушкой чего-то явно не хватало. Вроде бы все есть - и блондинка, и глаза голубые, и фигура хорошая, хотя немного поправиться не мешало бы, и аристократка. Кожа, правда, смуглая, но ведь так даже экзотичнее. Мысль крутилась в голове и не давала покоя. И тут пришло озарение - Бернадотте как-то говорил (то ли пытаясь сказать комплимент, то ли суммируя личный опыт), что девушку, помимо всего прочего, украшают длинные ноги. И ноги эти должны быть обязательно в чулках. 

- Леди Инт... Ой... - вампирша хотела поделиться своей идеей с хозяйкой, но тут заметила, что та крепко спит, прислонившись плечом к стене. И очень недовольно хмурится во сне. 

- Ой, ей же, наверное, очень неудобно, - сообразила Виктория, - надо бы... 

Что именно надо было сделать для госпожи, Серас придумывала на ходу. Причем мысли путались в голове, а непослушные руки в пуговицах. Вскоре леди Хеллсинг лежала на крышке гроба, ботинки перекочевали на пол (со шнурками Виктория не справилась, стянула так, прихватив при этом один полосатый носок), пиджак был расстегнут, а вампирша воевала с шейным платком. Крестик отцепился легко, а распутать бант удалось лишь с пятой попытки. Передохнув после битвы с двухметровой лентой, экс-полицейская взялась за пуговицы блузки. Они были мелкие, и все время выскальзывали из пальцев. Пришлось снять перчатки (не только с себя, но и с госпожи). Интегра по прежнему хмурилась и вздыхала. Но спала при этом исключительно крепко. 

Победив блузку, Виктория столкнулась с непреодолимой, на первый взгляд, проблемой - корсетом. Край которого скрывался за поясом брюк. Еще пятнадцать минут пыхтения, и нижняя часть костюма, вместе с оставшимся носком, полетела в кучу всей прочей одежды. Как выяснилось, блузка тоже мешала. Но тут вампирша поняла, что перегрелась от непосильного труда и надо сделать перерыв. Ледяная кровь (4-й пакет) оказалась очень кстати. 

Сэр/леди Хеллсинг лежала в той позе, в какой ее оставили - на животе, подложив одну руку под голову. Шнуровка корсета ждала своего часа. 

Серас боролась со шнурком, как Лаокоон со змеями, по ходу дела успев оставить на хозяйском плече длинную царапину. Но чудо свершилось - броня разошлась под неумелыми руками. Интегра глубоко вздохнула, чуть повернулась и начала похрапывать. 

- Уф... - экс-полицейская оперлась на крышку гроба. Голова кружилась от выпитого и проделанной "зарядки". В глазах двоилось. - Что я еще забыла? Ах да, госпожа обидится, что я ее поцарапала, инфекция может попасть. 

Виктория наклонилась и слизнула капельку крови со смуглой кожи. Потом перевернула безвольное тело обратно на спину и отложила корсет в сторону. На груди Интегры остались полосы от "косточек" - слишком туго она была затянута. 

- Красивая же, и почему никто внимания не обращает? - эстетические чувства Серас смущал только остаток хозяйского белья - вместо кружевных трусиков (к которым была неравнодушна сама вампирша) на леди Хеллсинг красовалось какое-то серое недоразумение почти "семейного" вида. 

- Вот, теперь совсем хорошо, - последняя деталь одежды отправилась в кучу. - Бронзовая богиня, как статуя в музее. 

Виктория сидела и любовалась на совершенство природы минут десять, но тут заметила, что хозяйка начинает покрываться гусиной кожей и мелко подрагивать. Вампирша сообразила, что так и до воспаления легких недалеко и поспешила укрыть предмет обожания пиджаком. Когда плотная ткань скользнула по напряженным соскам, Интегра выгнулась и слабо застонала. 

- А вот и неправда, что госпожу никто не любит. Я люблю! - Серас заявила это вслух, да так, что эхо пошло гулять по подвалу. Решительно отбросила пиджак в сторону и прикоснулась горячей ладонью к щеке Интегры. (Да, даже вампира можно нагреть, если хорошо напоить). 

Прокладывая дорожку от скулы к ложбинке между грудями сначала легким касанием пальцев, потом столь же аккуратными поцелуями, Виктория была свято уверена, что поступает правильно. Она решила сделать леди подарок. И не один, а целых два. 

Под настойчивыми ласками грудь Интегры напряглась и она постанывала почти на каждом выдохе, пытаясь при этом то ли приобнять, то ли отпихнуть вампиршу. Проблема мешающих рук решилась просто - Серас крепко, но нежно примотала запястья сэра/леди Хеллсинг к ручке гроба ее же шейным платком. Нежно посасывая сосок, Виктория одновременно гладила смуглое бедро, постепенно скользя пальцами все выше. Добралась до светлых кудряшек и осторожно развела их пальцами. 

- Ах... - Интегра дернулась и попыталась придвинуться к ласкающей руке. Пальцы поглаживали, дразнили, но только сверху, не проникая внутрь. 

Чувствуя, как сокращаются мышцы под ее ладонью, вампирша поняла, что тело госпожи требует большего. Здесь и немедленно. Она уложила ноги хозяйки себе на плечи, развела жесткие светлые волоски, уже слипшиеся от выделившейся смазки и осторожно прикоснулась языком к клитору. Вкус был сомнительный, но обещание, тем более, перед собой, есть обещание. Слушая стоны и охи с другого конца импровизированной кровати, вызванные своими действиями, Виктория жалела, что язык у нее не такой шершавый, как у кошки. Впрочем, Интегра и так извивалась, как уж на сковородке. Заметив, что в "звуковом сопровождении" начали проскальзывать истерические нотки, вампирша подняла голову и увидела, то на веках ее обожаемой госпожи застыли слезы, а губа закушена до крови. 

Экс-полицейская застыла, уверенная, что причинила хозяйке боль, но та капризно хныкнула и дернула бедрами, требуя продолжения. 

Если так настойчиво просят, почему бы и не дать? 

Одно плавное движения и она уже целует припухшие губы Интегры, слизывая капельки крови. (Тот факт, что они обе целоваться не умеют, в данном случае не играл никакой роли). А пальцы снова дразнят и поглаживают. Чуть поразмыслив (и еще раз сверившись с личным опытом, ничуть не помешавшим, кстати, превращению в вампира), Виктория аккуратно надавила указательным пальцем, осторожно пропихивая его все глубже. Стон утонул в поцелуе. 

Медленные и осторожные движения явно не устраивали Интегру, и она от души прикусила нижнюю губу подчиненной. Серас ойкнула от боли и решилась на мелкую месть. Указательный палец был заменен большим, да так, что при каждом движении косточка сильно упиралась в клитор. Несколько резких движений среди судорожно сокращающихся мышц, удовлетворенное финальное "Оооххх..." и вот Интегра уже лежит, сладко посапывая, как будто ничего и не было. Только недовольная гримаса сменилась блаженной улыбкой. 

Вампирша вздохнула, потерлась щекой о сосок (никакой реакции) и стала готовить "тело" к перемещению на законное место - в спальню. А ведь еще нужно было упаковать второй подарок. 

Лондон, поместье Хеллсинг.

26 апреля. Полдень. 

Два грузовика подъехали к воротам, из одного выбрались вяло переругивающиеся Бернадотте и Вальтер, из второго, потягиваясь и морщась от солнца, выполз Алукард. Вся честная компания бодро зашлепала по лужам к парадному входу особняка. 

На ступеньках их уже ждали. 

Но явление сэра/леди Хеллсинг, на сей раз, произвело ошеломляющий эффект - у дворецкого выпал и закачался на шнурке монокль, Пип удивленно протер единственный глаз, а вампир снизошел до того, что перестал зевать. 

Подпирающая двери Интегра была в светло-сером деловом костюме (элегантный приталенный пиджак без воротника и короткая, значительно выше колена, узкая юбка), к которому прилагалась полупрозрачная шелковая блузка, жемчужное ожерелье типа "ошейник", туфли лодочки на умеренно высоком каблуке, и, завершающий штрих - белоснежные чулки. Которые были чуть коротковаты - из-под подола юбки выглядывал край кружевной резинки. (Собственно, это и был второй подарок от Виктории). 

Капитан "Гусей" потрясенно пробормотал: 

- Я ж говорил, что главное в бабе, это выгодно показанные ноги... 

- Два наряда вне очереди, - моментально отреагировала сэр/леди Хеллсинг, чей слух обострился в результате жесткого похмелья. 

Бернадотте заткнулся, но возмущенно засопел. 

- Так, через пять минут жду в кабинете с докладом. Всех. И по четыре наряда каждому за опоздание, вы должны были вернуться на рассвете! - голос "железной леди", к несчастью, никаких изменений не претерпел и остался таким же звонко-командным. Тяжелая дверь особняка захлопнулась перед носом помрачневшей троицы. 

- Мда, - резюмировал Алукард, - мужеподобной стервой она была лучше. Или нет? 



Категория: Хентай фанфики