Раньше 2007 года, видео не пашет.


Фанфик по Наруто - Саске/Сакура

Автор: millen от 9-01-2016, 03:54, посмотрело: 1209.

0

Хентай онлайнКарта была разложена на коленях у девушки, она хмурилась, лежащий перед ними ландшафт существенно отличался от обещанного картой. Озера на берегу которого сидела их группа не должно было быть, а должна была присутствовать немаленькая деревня. К девушке подошел мужчина в одежде медика, заглянул ей через плечо :
- Селение точно лежит на дне этого милого озера, надеюсь только, что не со всеми жителями. Хотя если учесть, сколько Орочимару нужно было материала на эксперименты…
- Значит очередное убежище недалеко.
Когда Саске выпустил пленников, в деревни вернулось множество шиноби, считавшихся мертвыми. Тогда перед лидерами возникла проблема, что делать с людьми, подвергшимися орочимаровским экспериментам. Людьми, пережившими жуткие мучения и продолжавшие страдать. Медики не могли им помочь – не хватало информации. Тсунаде договорилась с союзными деревнями о формировании поисковых команд, которые должны найти лаборатории Орочимару и принести оттуда хотя бы какие-нибудь записи. В одну из них вошла Сакура, трое нинмедиков из Листа и четверо из Деревни, Скрытой В Траве.
Их группа прошла через три убежища, все впустую. Их опередили: оборудование вывезено, здания частично разрушены, и ни следа того, кто это сделал. Осталось одно последнее, известное им укрытие змеиного санина. Сакура уже готовилась возвращаться с пустыми руками, но вида пока не подавала.
Девушка поднялась и свернула карту, отдавая приказ сняться с ночлега. Ей хотелось выйти в заданную точку к середине дня (было раннее утро) и разбить основной лагерь до ночи, что бы завтра утром начать изыскания. Неожиданно из почти затушенного костра повалил дым, неприятно густой и едкий, Сакура потянулась за платком, что бы прикрыть им лицо, но не успела – на ее затылок обрушилось что-то тяжелое.
Сакура открыла глаза, она находилась в темном помещении, по всей видимости, под землей. Попробовала пошевелиться, напрасно, ее заковали в кандалы со знанием дела не оставив никакой возможности пошевелиться, вывернуться или порвать цепи. Во рту был кляп. Похоже, что она уже довольно долго находится в таком положении – тело ужасно затекло.
Примерно через полчаса в камеру, иначе не назовешь, вошли двое, один из них произнес:
- Снимите лишнее железо, оставьте только ножные кандалы и вытащите кляп.
Получив возможность поднять голову, Сакура посмотрела на «избавителя». Блеснули два круглых стекла.
- Кабуто-сан. Что это значит?- Спросила она, преодолевая сухость во рту.
- Всего лишь то, что вы нашли, наконец, действующее убежище.
Девушка никак не ответила, стремясь привести тело в вертикальное положение. Кабуто подхватил ее под локоток и вывел из камеры.
- Сакура-чан, прошу выпить со мной немного чая. Кандалы я не сниму, они не дадут вам сделать лишние движения, а лишние движения могут привести к травмам.
- Какая забота!
- Вы просто не знаете, как хорошо вписываетесь в мои планы.
Они шли по мрачным коридорам, освещаемыми редкими факелами. Было очень похоже на то убежище, в котором команда Какаши встретилась с Саске. Неудивительно, ведь строил их один человек.
Они вошли в довольно светлую комнату, оклеенную бумагой с чуть видимым изображением снежных гор. Сакура попыталась снять сандалии, чтобы ступить на маты, но затекшее тело пока плохо ее слушалось. Кабуто, похоже, торопился, поэтому он наклонился и сам расстегнул застежки на ее обуви, сняв ее. Харуно послушно заняла указанное ей место за низким столиком. Было довольно трудно сохранить невозмутимое лицо и не наброситься на вожделенную жидкость, однако Сакура пила чай маленькими глотками, выслушивая слова Кабуто о чудесным образом цветущей степи вокруг его базы.
- Так каким образом я могу быть полезна вашим планам?- наконец смогла найти в себе силы перейти к делу куноичи.
- Нужна помощь в разборке бумаг, собранных со всех лабораторий. Плата: вы сможете сделать копию части документов для себя.
- Признаюсь, ваша щедрость поражает, Кабуто-сан.
- Ничего удивительного. Всего лишь нехватка персонала. У меня около десяти толковых людей, и все при деле.
- Получается, что нас некому охранять.
- О! я разделю вашу команду на три части. Вы, Сакура-чан, будете работать одна. Еще трое, один коноховец и двое из травы, составят одну группу, оставшиеся четверо – вторую. Каждая группа будет полностью изолировано от товарищей, но будет знать, что их судьба зависит от качества и темпа выполняемой работы.
- Хитро. За мои ошибки пострадают друзья, так что я просто не имею на них право. Не нужны ни охранники, ни надзиратели.
- И помните, что ценность для меня представляете только вы и джоунин из Травы. Остальным я могу промыть мозги и, превратив их в послушных идиотов, пристроить к подсобным работам.
- Безумно радует собственная исключительность.
- Что вы знаете о полном клонировании, когда из одной клетки выращивают целый организм? Я могу сделать зародыш с нужными характеристиками и поместить его в матку суррогатной матери. Хотите стать мамой Кимимаро 2?
Сакура вздрогнула от такой перспективы.
- Нет, но что если мы все-таки решимся на побег?
Кабуто задумчиво подошел к двери:
- Поймают и вернут. Я был прав, когда позвал его. «Наследство Орочимару» заинтересовало слишком многих, и в первую очередь Лист. Но я был быстрее. Тем более, что мне помогли. Мы конечно не друзья, но уживаемся вполне мирно.
Кабуто отошел в сторону, освобождая путь кому-то в широком плаще.
Первыми Сакура увидела красные облака на черной ткани, потом ее взгляд встретился с пронзительным и несколько равнодушным шаринганом. «Итачи» - мелькнула мысль, но носитель шарингана вступил в полоску света от тусклых факелов. Саске. Девушка погасила внутреннюю панику, спешно придумывая новую стратегию разговора. Учиха, едва посмотрев на пленницу, обратился к Кабуто:
- Карин предается воспоминаниям в лабораториях. Будет неплохо, если ты дашь ей работу, а то она совсем обезумела от безделья.
- В твоем присутствии все девушки сходят с ума. Совсем не понимаю от чего.- В последних словах сквозила издевка.
Сакура решила подать голос
- Как известно шаринган значительно усиливает гендзютсу. Полагаю причина именно в этом.
Ее проигнорировали. Кабуто протянул Саске небольшой ключ:
- Если не трудно проводи Сакуру в ее комнату и сними с нее железо, думаю, мы договорились.
Саске ответил что-то вроде «ладно» и сделал девушке знак следовать за ним. Она не стала возражать, от предложения Кабуто отказываться нет смысла, он нашел, чем запугать ее, найдет слова и для других членов команды. Следуя за молчащим Саске, она задавалась лишь одним вопросом - что он тут делает и почему позволяет командовать бывшему помощнику Орочимару. Однако спросить не решилась.
Дверь, в которую втолкнул ее Саске, ничем не отличалась от десятков других. Комната была пустой и безликой, только маленькая кровать и небольшой столик. Пока Сакура оглядывалась, Учиха закрыл дверь и ушел. Кандалы он не снял, видимо это была мелкая месть за шутку про гендзютсу.
Девушка прилегла на жесткий топчан, ей нужно было подумать. Отогнав мысли о Саске, она сосредоточилась на двух направлениях: получить свободу для себя и товарищей и выполнить задание. Если Кабуто выполнит обещание, то все будет хорошо. Они вернутся в свои деревни с необходимой информацией. Но можно ли ему доверять? Однозначного ответа не было. Якуши Кабуто был и остается темной лошадкой. Сакура подумала, что было бы неплохо собрать побольше информации о нем. Ее ведь учили, как это делать. Она больше не сопливая девчонка, она взрослая, уверенная в себе женщина почти 18 лет от роду. Сакура встала и постаралась привести себя в порядок, насколько это возможно не имея зеркала. Она оттянула край выреза как можно ниже, чтобы была видна ложбинка между грудями, но противная ткань вернулась на место почти сразу же. «Не секси» - подумала Сакура: «бедра узкие, груди почти нет». Ее дальнейшим размышлениям помешали – в комнату вошли.
- Вам нечего не нужно, Сакура-чан?- спросил Кабуто и пояснил – я запру вас, и до утра вы не сможете выйти. Людей у меня пока мало, приставить охрану я не смогу, но не радуйтесь, эту дверь не выбить даже вам.
Девушка призадумалась, медленно подходя к юноше. Звякнула цепь.
- Извините Сакура-чан, но снять кандалы я не могу. Саске отправился в дозор и забрал ключ с собой.
«И это чудовище я люблю, нет любила. Хватит».
Девушка подошла к Кабуто довольно близко, но смотрела она в дальний угол, повернув голову так, что шея приняла очень соблазнительный изгиб. Из-за отражающих свет стекол не было видно, куда смотрит молодой человек. Но он вздрогнул и отступил на шаг.
- Пожалуй, мне пора.– Он ушел, не забыв запереть замок.
Сакура довольно хмыкнула и позволила себе лечь спать. Игра началась.
Утром было холодно. Харуно очень неохотно выползла из-под одеяла, но дверь уже открывали. На пороге стоял тот самый человек, что снимал с нее железо в камере. Он дал девушке знак следовать за ним и отвел на ярус выше. Довольно большое помещение, куда ее ввели, было заставлено железными столами, на которых высились многочисленные коробки.
- Кабуто-сан ждет от Вас, что Вы разберете сегодня вот эти 20 ящиков с красным кругом. Это записи одной исследовательской группы, они не слишком перепутаны, но пострадали от воды. И, пожалуйста, отберите интересующие Вас отрывки, Кабуто-сан просмотрит их и решит, чем можно поделиться.
Провожатый закончил монолог и уставился на Сакуру, ожидая вопросов.
- Кормить меня будут?
- Подождите до обеда.
- А…
- Вас отведут в баню вечером.
- М-м-м…
- Терпите, Вы же ниндзя.
Когда она осталась одна, то первым делом простучала стены. Кто знает, может быть, ее товарищей поместили в соседних помещениях, но ответа не было. Вздохнув, она принялась за работу. Занятие было очень нудным, а из-за обилия специальных терминов и длинных формул еще и очень утомительным. Когда, по внутренним ощущениям девушки, наступил полдень, у нее начали болеть глаза из-за того, что приходилось читать и переписывать расплывшийся текст. Она билась над особо непонятным отрывком, когда чуть не пропустила появления Кабуто.
- Здравствуйте, Сакура-чан, - поприветствовал он ее. – Как дела?
Разворачиваясь к Кабуто, Сакура зацепилась цепью за какой-то штырь и начала падать. Якуши едва успел подхватить и посадил на край стола.
- Кабуто-сан, мне нужно больше света.- Сказала она, потирая веки.- Так работать нельзя.
- Я распоряжусь, что бы сюда поставили электрические лампы. Но это будет готово только завтра вечером.
- Запущены у вас дела.
- Это моя вина. Я упустил ситуацию из-под контроля, когда умер Орочимару-сама. Когда тебя несет бурный поток, то обрадуешься даже колючей ветке, если она спасет тебя от падения в водопад. Со смертью великого Сенина я потерял опору, и меня понесло по течению. Потом я смог взять свою жизнь под контроль, найдя новую цель в жизни.
Сакура посмотрела на его руки, они были разного цвета. Она вспомнила безумный взгляд Кабуто, когда он отдавал Наруто досье на Акацуки. Сегодняшний Кабуто ей нравился больше и страха, в общем, не вызывал, симпатии тоже.
- Что вы сейчас чувствуете, Кабуто-сан?
- Ничего. Или все. Этого не передать словами. Но вживление клеток Орочимару-самы дало интересные эффекты. Хотя для меня это было скорее выражение уважения к великому человеку.
Сакура не считала змеиного санина великим человеком, но кто она такая, что бы скидывать с пьедестала чужих кумиров, поэтому предпочла промолчать, забирая у Кабуто коробку с обедом. Он предупредил, что вернется через пять часов.
За отведенное время Харуно едва успела закончить определенный ей объем работы, и Якуши отвел ее в баню.
То ли Кабуто нравился собственный голос, то ли он просто не выносил тишины, но он говорил, говорил и говорил. Он вел милую беседу ни о чем, ловко уходя от вопросов Сакуры о ее товарищах. Доведя девушку до входа в бани, он вручил ей сверток.
- Тут два медицинских халата. Вам ведь захочется переодеться.
Потом он склонился к ее ногам, что-то сверкнуло, и оковы оказались сломаны.
- Не обжег? – спросил он.
- Нет. Вы удивительно аккуратны, Кабуто-сан. Спасибо за заботу.
- Не стоит. Признаюсь, ваши товарищи оказались в более выгодных условиях. По крайней мере их не оставляли в кандалах. Прошу прощения за причиненные неудобства. Но нужно заметить, что деревня Звука никогда не была комфортным местом.
Сакура улыбнулась, вернув поклон, которым Кабуто сопроводил свою речь, и юркнула за дверь. Сзади щелкнул замок. Хотя здесь было убрано, помещение носило все признаки погрома - разбитый кафель треснутое зеркало, покореженные трубы. Но целые. Сакура дотронулась до одной из них – она была горячая. Девушка вздохнула с облегчением.
Чрез полчаса она постучала в дверь. Ее тут же открыл Кабуто. Как будто прождал ее все это время. «Это вряд ли» - подумалось Сакуре.
- Поужинаете со мной? – спросил молодой человек.
- Да. – Согласилась Сакура
Та же комната, накрытый для ужина стол. Все очень скромно, но девушка рада и этому. Кабуто не спешит начинать разговор, но Сакура чувствует на себе его взгляд.
- Послушайте, Сакура-чан
- Не надо начинать о погоде, цветах и, тем более, о свадьбе племянницы дайме.
- Вообще-то, я хотел спросить о моих приемных родителях.
- Простите. Они переехали в другой город, и я больше ничего не знаю.
Больше Кабуто ничего не спрашивал, и Сакура вынуждена была говорить сама. Общих тем не было, поэтому разговор скатился к свадьбе племянницы дайме. Глупая тема, но молчание было невыносимым.
Они снова шли по пустым коридорам. Шаги гулко раздавались вокруг, Сакуре стало зябко, хотя она надела оба халата. Неожиданно рука Кабуто легла на ее плечо.
- Сакура. Я…- произнес он и поцеловал ее.
Кабуто думал, что сорвет быстрый поцелуй и получит заслуженную пощечину, но девушка не отпустила его, обвив руки вокруг шеи.
Из-за угла выбежала какая-то тень, удивилась при виде обнимающейся пары и побежала дальше. Сугейцу открыл дверь и увидел всю команду в сборе.
- Когда вы вернулись, Саске?- поинтересовался он.
- Только что. Пойду приму ванну.
- Не торопись. Подружка Кабуто истратила всю горячую воду.
- Кто?
- Девушка с розовыми волосами. Ты ее еще так приложил по голове, что Дзюго пришлось нести ее весь путь до убежища. Чувствуется рука профессионала.
- Сакура? С чего ты взял?
- Они целовались у восточного перекрестка.
- У Кабуто-семпая завелась личная жизнь?- Карин оторвалась от своих записей.- Мир определенно меняется.
Саске отвернулся от товарищей, он боялся, что не удержит свое обычное выражение лица.
Он обернулся: Карин зарылась в книги, Сугейцу точил любимую железку, Дзюго кормил большую белую крысу. Все как всегда.
Саске вышел из комнаты и поднялся на поверхность. Здесь царила ночь во всем своем звездном великолепии. Учиха вздохнул полной грудью, наполнив легкие травянисто- терпким ветром. Снял плащ.
- Глупая тряпка. Кого могут напугать эти кудрявые барашки?
Сбросил рубашку и накидку с бедер. Затем вытащил Кусанаги. Сделал несколько движений. Улыбнулся, почувствовав, как кровь потекла по жилам быстрее. Начал смертельный танец с призрачным врагом. Один прием плавно перетекал в другой или резко обрывался, когда Саске отпрыгивал в сторону, делая обманный финт. В свете луны и собственных молний он походил на демона даже больше, чем когда выходил на второй уровень печати. Кого он представляет своим противником? Саске не отвечал на этот вопрос, даже если его спрашивал Орочимару.
Звезды и луна прошли большой путь по небосводу, когда Саске остановился. Пот стекал по его телу, но дыхание не сбилось, и Учиха не чувствовал себя утомленным. Удовлетворенным тоже. Он забрал свои вещи и направился к входу в убежище.
Сакура спала плохо, в комнате было душно, давила тяжесть земли над головой. Урывками она погружалась в дрему и еще столько же времени проводила в попытках уснуть. Устав, девушка села на жесткой постели, ей хотелось пить. Она облизала пересохшие губы, они чуть припухли. Было странно целовать Кабуто. Он был аккуратен и осторожен, как будто вел сложную операцию. Проводил ее до комнаты и, поцеловав еще раз, ушел, ни на что большее не претендуя. Сакура была довольна – ей не хотелось делать это. С Кабуто. Вообще и с кем, кроме… «Нельзя. Не думай о нем. Он отказался, он ушел»- Сакура обхватила голову руками. Вдох-выдох. Постаралась успокоиться. Вновь легла.
В дверь поскреблись, раздался скрежет замка и дверь начала открываться.
- Кабуто-сан, это вы?- Спросила Сакура, плотнее заворачиваясь в халат.
- Не угадала.
- Саске, что ты здесь забыл?
- Представь себе, я тоже задаюсь этим вопросом. Ведь железо, как я посмотрю, с тебя уже сняли. - Учиха демонстративно позвенел связкой ключей.
- Уходи.
- Ну, как я могу оставить тебя одну в таком страшном месте?
- С твоим появлением оно стало еще страшнее. Ты изменился.
- Ты тоже. Пострашнела.
Сакуре стало не по себе под его взглядом, черные глаза Саске грозили бедой. Она попыталась встать, но Саске уже оказался за ее спиной, крепко держа ее руки. Он склонился к ней, вдохнул ее запах и нежно шепнул на ухо.
- Держись подальше от Кабуто.
- С какой это стати? Я же безразлична тебе.
Саске спрыгнул с кровати, на которой сидел и стащил с нее Сакуру, прижал к стене, держа ее за горло. Девушка схватила его за руку, ей показалось, что он сейчас ее задушит.
- Безразлична? Там, в лесу смерти, я очнулся упоенный силой. Мне не было соперников, а ты слабая, избитая, легко остановила меня. Тогда я понял, что мне придется уйти, иначе рискую стать ручным псом. Маленьким пушистым песиком, что носят на руках. Кричать «лгун» в ответ на оправдания Какаши, жрать рамен с Наруто, водить тебя на свидания к озеру. Изображать крутого Учиху, а на самом деле исполнять любой каприз маленькой розоволосой стервы.
Саске отпустил Сакуру, дав ей, наконец, вздохнуть. Девушка упала на колени, судорожно ловя воздух. Нехватка кислорода мешала думать, поэтому Сакура не сразу поняла слова Учихи. Она мотнула головой и попыталась встать, но его рука бросила ее обратно на кровать, ее лицо зарылось в подушку.
- Интересно, Наруто до тебя еще не добрался?
Пальцы Саске коснулись ее бедра и скользнули вверх под белую ткань. Они не встретили преграды - девушка постирала свое белье, и теперь оно сушилось вместе остальными вещами. Он погладил ее ягодицы.
- Отвечай!- хлопок.
- Наруто мне как брат.
Сакура не увидела довольной улыбки владельца шарингана, но почувствовала тяжесть, когда его тело придавило ее. Рука Саске нащупала ее грудь, сжала ее, утопила сосок в мягкую плоть. Другая рука гладила лицо.
- Отпусти,- попросила девушка, получив в ответ циничную усмешку.
Он мял и трогал ее тело, избавляя Сакуру от одежды, потом провел рукой по острому, как у ребенка позвоночнику, огладил поясницу и нырнул в щель между ее ягодицами. Продолжил путь и раздвинул нижние губки.
Сакура смирилась с неизбежным, она не сопротивлялась, не просила остановиться, но не могла не спросить:
- Почему так?
- Потому что ненавижу я тебя все-таки больше, чем люблю.
Свеча в фонаре, что принес Саске, погасла, и в воцарившейся тьме Сакура спросила себя, кто рядом с нею. Демон, что стремится причинить ей как можно больше боли.
Под утро Саске оставил девушку одну и вышел в коридор. Поднялся на ярус выше и увидел его.
Кабуто стоял, прислонившись к стене. Как обычно, перед тем как повернуться к собеседнику, он поправил очки
- Саске, ты нарушаешь договор. Все пленники поступают в мое распоряжение.
- Договор можно расторгнуть.
- Пожалуйста, но Сакура-чан останется здесь. Мне нужна толковая помощница
Они посмотрели друг на друга. Саске отступил первым.
- Я остаюсь, но Сакуру ты не получишь.
- Ты, правда, так думаешь? Она сама придет ко мне.
Учиха ухмыльнулся и прошел дальше.
Закутавшись во все, что у нее было, Сакура шла рядом с незнакомым провожатым, он должен был привести ее на рабочее место. Но они оказались у входа в баню.
- Кабуто-сан велел сделать ваше пребывание здесь более комфортным.
Харуно поблагодарила и вошла. Коснулась трубы. «Горячая. Можно жить. Но нужно ли?»
Вода, она дарит жизнь, смывает грязь и кровь. Облегчает боль.
Сакура стояла под струями душа, когда услышала, как кто-то вошел. Женский голос потребовал отозваться.
Сакура ответила.
- Я!- перед нею появилась рыжая девушка примерно ее лет, может старше. В руках у нее было большое полотенце.
- Ты Сакура. Верно? Я Карин.
Карин начала раздеваться. У нее была красивая фигура и странные красные глаза. Девушка заняла соседнюю кабинку.
Харуно поспешила смыть пену и уйти. Вчерашний халат забрала с собой, застирать кровь ей не удалось. Она вышла за дверь и села на корточки – ждать провожатого. Не стоит испытывать доверие хозяев убежища. «Догонят и вернут», да и заблудиться в этих катакомбах довольно легко.
Сакура вспомнила свое отражение в треснувшем зеркале. Глаза красные как… «Шаринган, можно ли подцепить шаринган половым путем?»- спросила себя розоволосая и мелко задрожала от смеха: «Если забеременела? Клан Харуно и его легендарный шаринган». Стало совсем смешно. Сакура села на холодный пол и рассмеялась в голос. Она смеялась и смеялась. Звук разносился далеко под сводами подземелья.
Когда ее нашел человек Кабуто, девушка уже устала и не смеялась громко, она мелко хихикала. Вид у нее был безумный.
Мужчина оторопело посмотрел на нее и потащил к Кабуто.
Якуши работал в лаборатории, составлял какой-то препарат. Их он не ждал. Подчиненный рассказал об истерике Сакуры. Кабуто посмотрел на пленницу, отвел ее руки от лица, ожидая слез. Но девушка продолжала смеяться, тяжело вдыхая воздух, содрогаясь всем телом от невероятной абсурдности бытия.
Кабуто сделал ей укол, заворачивая рукав, он заметил синяки на ее коже. «Черт, Саске, нельзя ломать игрушки, тем более чужие».
Сакура уснула, молодой человек смотрел на нее и думал, почему его к ней тянет. Он точно знал, что не находит ее красивой, тем более сейчас, когда усталость и боль сделали кожу девушки безжизненно бледной, обозначив круги под глазами. Он рядом с нею на корточки и отвел прядь волос от ее лба. Провел кончиками пальцев по ее щеке, все-таки что-то в Сакуре есть, что цепляло Кабуто так, как не цепляла самая совершенная красота. Медик поправил очки и дал себе слово, что ответит на этот вопрос. Немного успокоив себя, Кабуто вернулся к работе.
Он составлял лекарство для Дзюго, нельзя сказать, что это было очень действенное средство, всего лишь смесь экстрактов успокаивающих трав, скорее Якуши рассчитывал на эффект плацебо. О болезни шиноби было очень мало известно, Орочимару получил с помощью Дзюго проклятую печать и остановил исследования. Кабуто хотел найти способ его вылечить и найти способ снять проклятую печать. Это было бы интересно, и уж точно выгодно. Медик мог назвать несколько имен, чьи владельцы готовы на многое, чтобы избавиться от печати. Саске, например. Он не хочет лишаться силы, но и отдавать печати, разум и тело он тоже не согласен.
Кабуто подумал, как уговорить ученика Орочимару присоединиться к его планам. Улыбнулся мыслям и пошел относить лекарства.
В помещении, отведенном для Хеби, Якуши обнаружил только Карин и Сугейцу.
- Где остальные?
Вместо ответа Карин ткнула пальцем в карту на столе.
- Примерно здесь. Утром я засекла чью-то чакру на границе, и Саске с Дзюго отправились проверять. Вернутся завтра днем.
- Хорошо. Вот лекарство. Как твоя работа?
- Продвигается. Читать собственные записи легко. Так я могу рассчитывать?..
- Да. Для тебя всегда найдется место в Возрожденном Звуке.
Лениво развалившийся на потертом диване Сугейцу проводил взглядом уходящего Кабуто.
- И зачем тебе это надо?
- Дурак, умные люди все рассчитывают заранее. Мне же куда-то нужно деться, когда команда распадется?
- Ты же хотела идти с Саске на край земли.
- Не твое дело!
- Дура.
- Сам такой!
Дел было много, Кабуто нескоро вернулся к Сакуре, однако она еще спала, хотя по расчетам должна была уже проснуться. Он потряс ее плечо, девушка послушно открыла глаза, но разума в них не было.
- Кто ты? - она коснулась лица Кабуто и сняла с него очки. – Ты не Саске.
- Я лучше.
Он коснулся ее губ, Сакура обняла его нежно, доверчиво, робко. Якуши поторопился расстегнуть одежду девушки, коснуться ее кожи.
- Твои прикосновения приятны, – тихо прозвучал голос. Ее пальцы запутались в светлых волосах молодого человека.
- Ксо! Так не интересно.- пробормотал Кабуто. Он встал и отошел.
Поискал на полках и дал что-то ей что- то выпить. Подождал.
- Сакура?
- Я –Сакура.- девушка медленно приходила в себя. Ее реакция все еще оставалась заторможенной, но по крайней мере она себя осознавала.
Он взял ее под руку, что бы отвести Сакуру спать.
- Знаешь, - сказала Харуно,- мне понравились твои прикосновения. Давай… продолжим. С тобой мне будет не страшно.
Юноша остановился. И повел Сакуру в другое место. Это была большая почти пустая комната, ее предназначение выдавала только кровать, стоящая у середины дальней стены. Абстрактная каменная мозаика украшала изголовье. Здесь было очень холодно.
Сакура поежилась.
- Ошибка проектирования. Из-за холода комната никогда не использовалась, хотя эта спальня предназначалась для Орочимару.
Покрывало пахло лавандой и пылью. Слабая девичья рука сбросила его на пол, матрас слегка прогнулся под хрупким телом.
- Мне кажется, что я тебя использую.
- Мы всегда кем-то пользуемся, Сакура-чан. Вопрос в том, что отдаем взамен.
Кабуто сел рядом и, аккуратно уронив Сакуру на подушки, обнял, защищая от холода. Его губы были мягкими, движения осторожными. Ткань одежды приятно сминалась под пальцами. Сакуре уже не было холодно, внутри горел огонь, растекаясь по жилам.
Язык юноши прошелся по свежей царапине. Ее оставил Саске. Кабуто подумал этом и понял. Понял, что привлекло его к этой девушке. Саске. Саске считает Сакуру своей. Он, Кабуто сейчас на чужой территории; Якуши заглянул в затянутые паволокой удовольствия зеленые глаза. Он справляется с этой игрушкой гораздо лучше, чем ее хозяин.
Сакура почувствовала желание партнера и раздвинула ноги, принимая в себя его. Было больно, немного и недолго. Когда толчки начали доставлять удовольствие, девушка закрыла глаза, ей не хотелось видеть Кабуто. Было достаточно его чувствовать.
Горячей воды уже не было, Сакура стояла под холодными струями. Она вышла, чувствуя себя сильной и свежей. Заглянула в зеркало. Глаза, они изменились. Тряхнула мокрыми волосами. Так надо. Сейчас она выйдет, и Кабуто проводит ее до спальни, поцелует на прощанье и отправится спать. Сакура тоже ляжет - завтра интересный день завтра в убежище вернется Саске.
Бумаги, Сакура вновь вернулась к своим обязанностям, правда теперь ей было легче. Она привыкла разбирать чужой почерк, свет стал лучше, да и настроение было приподнятым. В конце концов, боятся ей больше нечего. Время делать собственный ход.
Дверь открылась, примерно на час раньше, чем Сакуру должны были отвести на ужин, на пороге стоял Учиха, мрачно глядя на нее.
- Думала, ты придешь ночью. В темноте.
Выражение лица Саске говорило: мне все равно, что ты думаешь или хочешь. Он прижал Сакуру к жесткому краю стола и попытался поцеловать. Девушка почти легла на столешницу, избегая его губ. В следующий момент мужская рука больно схватила ее за волосы, заставила выгнуться.
- Что дальше? Можешь избить меня и поиметь во все дырки, но ответить не заставишь и ласкать тоже.– сказала Сакура, когда жесткие и требовательные губы отпустили ее.
- Ты так думаешь?- рассмеялся Саске.
В его глазах появилась жуткая шестиконечная звезда. Он попался.
Странное место. Зеленое небо и розовато-сиреневый вереск на бесконечных покатых холмах. Здесь хозяином определенно был не Саске. В отделении стояла увитая розами беседка, Учиха направился к ней как к единственному ориентиру. В тени цветов он заметил женский силуэт, женщина подняла голову и вышла навстречу. Стала у порога, тонким пальцем зацепила розу вкусного кремового цвета и та, смазавшись, отправилась в ярко алый рот красавицы. Она рассмеялась. Звонкий красивый смех заполнил весь призрачный мир.
Длинные волосы, холеное тело, черное платье до колен, взгляд богини. Это была Сакура. Такой она видит себя или хочет быть такой – непонятно. Саске ускорил шаг, но не приблизился к девушке ни на шаг. Вновь раздался звонкий смех, и ветер унес беседку стаей пестрых бабочек.
- Будь осторожен! Даже сильнейшее дзютсу могут повернуть против тебя!
Юноша сделал шаг и очутился посреди прозрачного озерца в окружении тех же холмов, под его ногами сновали золотисто-алые карпы.
Его обняли две руки, что-то мягкое прижалось сзади,
- Как тебе?
- Красиво. Хотелось бы моря.
Большая полукруглая комната, ее изгиб застеклен, за толстым стеклом под серыми тучами бушевали темно-фиолетовые волны. Саске обернулся, хозяйка сидела в кресле, освещенная большой лампой, в раках она держала бокал с розовой жидкостью. Еще один материализовался на столике рядом с Учихой.
- Это вино из слив, меня угощали им месяц назад. Пей, не бойся, я могу передать тебе его вкус, а вот опьянить вряд ли.
Саске послушался, сел на удобно подвернувшееся кресло. Выдержал пристальный взгляд Сакуры. Она допила бокал и, резко встав, подошла к юноше. Села к нему на колени.
- Странно. Ты же не хотела.
Снова смех, Сакура поцеловала его губы.
- Ты, гад эдакий, думаешь только о себе. Ни капельки обо мне не заботишься. По-моему тебя следует наказать.
Легонько коснулась его губ и соскочила, начав танцевать под тихую музыку. Она встряхнула волосами и спустила левую бретельку, обнажив красивую грудь, накрыла ее ладошкой. Коснулась языком кончиков пальцев другой руки. Смочила их собственной слюной и провела мокрую дорожку от подбородка до розового ареола вокруг обнаженного соска. Пощекотала его.
- Вот здесь, - Сакура провела тыльной стороной ладони по стройной шейке,- так приятно, когда ее целуют и ласкают. Вся кожа любит ласки, так хорошо, когда тебя касаются, гладят, целуют. М-м-м.
Девушка провела по плечам, спуская бретельки, обнажаясь до пояса. Саске попытался встать, но проклятое кресло не выпустило его из душных объятий.
- Грудь. Такая нежная, такая сладкая, но кусать ее не стоит.
Сакура между тем присела на низкий столик, проведя по длинным ногам от самых стоп до бедер.
- Длинные. Красивые. – ее рука скользнула между бедер, - А здесь самое чувствительное место. Мне было очень больно.
Невидимый кулак ударил Саске по лицу, на миг ослепив болью. Когда он открыл глаза, Сакура уже откровенно ласкала себя. Под его недовольным взглядом ее движения стали еще более бесстыдными.
- Пора,– выдохнули припухшие губы девушки. Стеклянная стена взорвалась, неся поток холодной воды. Она закружила Учиху, унося его с собой. Неподалеку в толще воды парила вновь одетая Сакура.
Теплый воздух, звездное небо над головой. Запах пыли и лаванды. Сакура, снимающая с него одежду. Ее губы и ладошки, просящие открыть тайны его тела. Она спускается все ниже и ниже, возбуждает. Саске впервые перехватывает инициативу. Переворачивает Сакуру на спину и склоняется к ее промежности, целуя ее нежно и ласково. Он слышит стоны, и в какой-то момент призрачная реальность исчезает.
Он по-прежнему прижимал Сакуру к столу, но был очень сильно возбужден. Сакура, казалось, осталась в иллюзии, ее глаза заволокло паволокой, лицо раскраснелось. Пользуясь состоянием девушки Саске прикоснулся к ее киске, там было жарко и влажно. Он счел это приглашением.
Они лежали рядом на холодном и неуютном полу, но им было все равно.
Саске прижался к любимой, прошептал.
- Я приду ночью? - Тихое «да», как обещание рая.
«Ястребята» приветливо смотрели на стол, полный еды. Ждали только Саске, наконец, он явился. Выглядел он утомленно, жадно потянулся к еде, дав знак своей команде начинать. Карин привычно отложила для Саске самые лакомые кусочки, Сугейцу привычно возмутился. Учиха не обращал на них никакого внимания, он молча ел то, до чего мог дотянуться сам. Насытившись, он ушел спать. Ссорящиеся Карин и Сугейцу этого даже не заметили. В конце концов, им пришлось довольствоваться тем, что осталось после ненасытного Дзюго.
Все еще голодная единственная в команде девушка отправилась в тренировочный зал. Здесь имелось отличное чучело для обрабатывания ударов. Карин принялась колошматить его, представляя, как выбивает чьи-то треугольные зубы.
- Сломаешь, - раздался голос того, без чьего присутствия, по мнению Карин команда прекрасно обошлась бы.
- Не твое дело. Зачем приперся?
- Саске велел завтра отправляться нам с тобой в патруль.
Карин передернула плечами и попыталась пройти мимо Сугейцу. Тот загородил дорогу.
- Что будет, если поднять температуру твоего тела до 70 градусов?
- Человека это убьет. Ты выжил. Вывод?
Выходец из тумана злобно посмотрел на Карин, однако освободил проход.
Учиха предпочел расположить команду компактно, в одном большом помещении, отгородив ширмами угол для Карин. Саске спал у входа. Карин посмотрела на спящего. Во сне он был прекрасен и безмятежен. Все-таки он очень молод. Они все молоды, доживет ли кто-нибудь из них до зрелости? Девушка невесело улыбнулась, прикинув шансы.
Уютно расположившись на своей половине, Карин постаралась уснуть. Ей снился сон, реальный, до невозможного, однако… Те же скалы, что прикрывают вход в убежище, сочное разнотравье, голубое-голубое небо. Саске сидит на валуне, остальные стоят неподалеку.
- Мне нужно уйти.- Прозвучал его равнодушный голос,- развлекайтесь.
Он исчез. Через некоторое время, Карин почувствовала, как ее руки попали в захват стоящего сзади Дзюго. Подняв голову, девушка увидела лицо Сугейцу, он явно собирался «развлечься». Он подошел очень близко, Карин хотела отодвинуться, но сзади стоял Дзюго. Все кожей она чувствовала его равнодушие. Рука Сугейцу сжала грудь Карин, та вскрикнула, когда губы и язык юноши коснулись соска, смочив слюной плотную ткань топа. Это было приятно. Пока острые зубы не вонзились в мягкую плоть, пустив небольшой ручеек крови. Ее глаза опустились и увидели ярко-алые потеки вокруг бледного рта юноши. Он стоял на коленях, оглаживая ее ягодицы, потом его руки скользнули к плоскому животу, коснулись застежки на шортах Карин. Девушка яростно забилась, когда они заскользили вниз по ногам и…
Она проснулась в шоке от увиденного, стерла пот со лба. Удивилась сну. Как назло сегодня она не запаслась стаканом воды на ночь. Пришлось вставать и идти на общую половину. На одном из столов стоял кувшин с холодной водой. Жадно напилась
Постель у входа была аккуратно свернута. Саске опять ушел. Карин захотелось подняться на поверхность и посмотреть на тренировку Саске. Девушка двинулась к двери, неожиданно ее схватили за лодыжку, она посмотрела вниз. Опять он.
- Ты куда? – спросил Сугейцу.
- Хочу подняться наверх.
- Иди спать. Тебе завтра работать.
- Не командуй!
Водяной мальчик дернул ее за ногу, и Карин упала, больно стукнувшись об каменный пол.
- Гад,- она попала пяткой в глаз Сугейцу. Он попытался дать сдачи. От шума проснулся Дзюго.
- Карин, Саске просил не тревожить его.- Сказал великан,- иди спать. Сугейцу, ты тоже.
Попытавшись пнуть водяного еще раз, Карин вернулась к себе. Когда она была почти у входа, в нее попала подушка, шмякнувшись о ее спину. Карин показала язык и забрала орудие метания.
Теплый ветер поздней весны, Он так сладок. Сакура не могла надышаться им после трех суток под землей. Она сидела на большом валуне. Точнее на нем сидел Саске, усадивший Сакуру на колени что бы уберечь от холода остывшего камня.
- Ты простишь меня?- спросил Саске.
- За что? Я забыла про все, что было до сегодняшнего вечера, и ты забудь тоже.
Сакура прижалась к любимому, ей было удивительно хорошо и спокойно.
- Саске, что ты здесь делаешь?- спросила она.
- Работаю на Кабуто. За деньги и помощь. Охраняю его последнее убежище.
- Зачем тебе это?
- Каждая мелочь важна, когда хочешь уничтожить Коноху.- голос Учихи прозвучал спокойно и обыденно.
Сакура подняла голову, ловя отблеск звезд в глазах Саске



Категория: Хентай фанфики